Личные истории

Сотни тысяч людей по всему миру живут с БАС/БДН. В этом разделе люди с БАС/БДН, их друзья, семьи, сиделки, волонтеры, а также социальные и медицинские работники, делятся своим опытом о жизни и работы с этим тяжелым заболеванием. Если вы хотите поделиться вашим опытом – отправляйте ваши истории вместе с фотографиями нам на mndfund@gmail.com.

Шушаник Грантовна живет в Ереване. Болеет первичным боковым склерозом более 12 лет. Сейчас уже совсем плохо ходит, только с палкой. Но при этом она не отчаивается о очень длагодарна своему врачу, который, несмотря на огромную занятость, находит время общаться со своей пациенткой.

Пока Ольга Львовна дойдет, держась за стенку, до ванной комнаты, ее не раз толкнут сгоряча. Хочется бежать. Бежать некуда. Когда Ольга Львовна 10 лет назад приехала вместе с дочерью в Москву, ей было 47 лет. В Донецке не было смысла оставаться: когда умер муж и развелась дочь, жить стало не на что. В Москве было то единственное, что они не могла найти в Донецке: работа. А прописана Ольга Львовна с дочкой до сих пор там, в Донецке. Да и тысяча гривен, что в переводе на рубли составляет 2400 рублей, мало чем может помочь в сложившейся ситуации.

Людмила Николаевна живет в Смоленской области, ей 55 лет. Диагноз боковой амиотрофический склероз ей поставили три года назад. Летом 2011 года у женщины появилась слабость в руках. Постепенно исчезли движения в пальцах, а вот теперь – cлабеют мышцы шеи, но пока Людмила Николаевна может держать голову, способна сама жевать и глотать пищу и передвигаться по дому.

Павлу Андрееву 33. Мы разговариваем с его женой, Элиной. Сам он говорить уже не может. Не может ходить, управлять электрической инвалидной коляской, уже с трудом ест. А может улыбаться, вселять в близких спокойствие и бодрость, а дальним – помогать. Как?!

Владимир Алексеевич Герман живет с дочкой и внуком-­инвалидом в Ставрополе. Он узнал о своем заболевании в 2012 году. Незнакомая аббревиатура БАС не резанула тогда ухо, поскольку Владимир Алексеевич ничего не знал об этом диагнозе. Даже обрадовался, поскольку опасался, что перенес микроинсульт: все труднее становилось выговаривать слова.

Валентине Дмитриевне 64 года, она живет одна. В 2013 году ей поставили страшный диагноз БАС. Такой пациент с каждым днем теряет самостоятельность и все больше нуждается в помощи.

Москвичке Виктории Петровой 44 года. Она занимается йогой и музыкальной терапией, помогает украшать цветами храм к празднику, водит машину. Что еще?

Нина Ивановна – уже пожилая женщина, заболела примерно год назад. В настоящее время ее состояние значительно ухудшилось, пока она еще может ходить сама, но уже с трудом, а вот руки почти не слушаются, поэтому Нине Ивановне тяжело открыть дверь, ей сложно самостоятельно принимать пищу, нормально ухаживать за собой и за дочкой. При этом у нее на руках взрослая тяжелобольная дочь-инвалид.

Галина Борисовна из Москвы – учительница математики. Ей 57 лет, 35 из них она отдала школе. Открыла двери 1 класса практиканткой пединститута, а вышла из этой школы много лет спустя тяжелым инвалидом.

Маше тридцать два года, у нее БАС. Еще семь лет назад она могла ходить, год назад - говорить. Сейчас она уже не двигается, не говорит и выражает свои чувства только при помощи компьютера.


Личные истории 1 - 10 из 20
Начало | Пред. | 1 2 | След. | Конец Все